Про (пока что) самое необычное собеседование на работу

Про (пока что) самое необычное собеседование на работу

Увольняться стоит хотя бы ради собеседований. История об интервью в (пока что) самых неожиданных для меня рабочих условиях.  

- Ирина? Мы бы хотели пригласить Вас на собеседование. В пятницу днём вас устроит?
- Конечно. Ммм, - я замялась, - подскажите, пожалуйста, а мне нужно как-то по особенному одеться?
Женский голос в телефонной трубке захохотал: "Нет. Dress code is casual, don't you worry".
В воздухе запахло ладаном и так началось собеседование в Christ Church of Philadelphia.

Прости, Господи.

Церковь Христа была основана в 1695 году, люди  построили небольшое деревянное сооружение уже к следующему году. Когда лет двадцать спустя паства переросла  здание, решили построить новую церковь, самую роскошную в колониях.
 
Основной корпус церкви был построен между 1727 и 1744 годами, а шпиль был добавлен позже, в 1754 году. С полвека шпиль был самым высоким сооружением в Штатах.
 
Знатоки комментируют замечательное состояние, в котором сохранилась церковь – настоящий памятник колониального мастерства и пример архитектуры того времени. Симметричный классический фасад с арочными окнами и простой, но элегантный интерьер с рифлеными колоннами и деревянными скамьями. 
 
Архитектор строения неизвестен, известно, что работы контролировались Джоном Кирсли, врачом, который, вероятно, также отвечал за дизайн. 
 
Одним словом, я ещё никогда не чувствовала себя настолько у Христа за пазухой, как в упомянутом интерьере. 
 
Я думаю будет верным сказать, что Америка формировалась и формируется через вопросы церкви и государства, и свобод. Филадельфия же, город где я сейчас живу и работаю, после того, как в ней поселился Уильям Пенн стала эпицентром для религиозной свободы, политической мысли и действия в колониальную эпоху. 
 
Кадры ищут сотрудников, потому что церковь выиграла грант по программе Digitizing the Records of Philadelphia’s Historic Congregations: Providing Documentation for the Political, Social and Cultural Developments in Philadelphia. Деньги позволят оцифровать записи из старейших конгрегаций Филадельфии, соединив архивы разных религиозных сообществ и приходов.  Я регулярно отслеживаю упомянутые гранты, потому что сведения про них помогают понять кто чем станет заниматься в фискальном году.
 
Возраст собрания документов, которые подлежат оцифровке, навскидку, двести – триста лет.
 
Я абсолютно точно не подхожу для этой работы, потому что мне не хватает образования в вопросе религии.
 
Работа с артефактами, которые воплощают для других святыню, на мой взгляд, требует особой осторожности и порядка в мыслях. Недостаточно вооружиться рабочим халатом, перьевой метёлочкой и нитяными перчатками для обращения с ценными образцами. Мне не хочется выходить с работы и потом всю ночь ворочаться в постели с мыслями: а не осквернила ли я своим насморком библейный переплет и чьи чувства пострадают от вечернего бокала пива.
А я могу!
 
С другой стороны приятие и толерантность – егласный девиз Филадельфии, city of brotherly love –это цемент, который скрепляет кривобокое сооружение внутреннего мира человека.  Кто был его зодчим: святой дух, комета или взмах крыльев бабочки на другом кон, – мне неизвестно.  
 
И хоть у меня смешанные чувства по отношению к Богу, религии и всяким культурным догмам, в Америке я работаю бок о бок с католиками, баптистами, атеистами и с мусульманами и верю в одно: если жить жить вне устоявшихся норм, можно стать н о р м а л ь н ы м человеком.