Итоги 2019

Итоги 2019

Год был живой, выпуклый, с шероховатой поверхностью и потёртостями, знаете, как когда забываешь протереть пыль на шкафу и гостям не видно.

Много жизни, радости, волнений. 

Мы с Женей купили дом. Эта мысль ещё не проросла в меня,  поэтому повторяю вслух, что у меня есть место, откуда не могут, не должны выгнать. Мы платим за это место разлуками с понедельника по пятницу, покрасневшими веками в субботу по утрам, но делаем это вместе, вдвоём.

Видела мир: из путешествий больше всего запомнился Монреаль в Канаде, и остров Нантакет, и северный штат Мэн.

Купить билет для мамы всё ещё вызывает детский восторг, хотя и страшно, что в другой раз не получится. Пройдет.

Мне кажется, что писать я стала проще и лучше, всё вокруг подталкивает к книге и подкасту. Двигаюсь. Начала скетчить. Дышится легко.

Если же говорить о работе, то чем я только не занималась в уходящем году:

ухаживала за книгами, чистила фотографии, оцифровывала пленки и дагерротипы, пылесосила скульптуры, водила экскурсии – на социальные сети времени не хватило. 

Сколько потрясающих вещей и артефактов досталось в работу:

  • оцифровка одного из первых изданий Шекспира (если честно хочется взять этот проект в диссертацию).
  • иллюминирование рукописи четырнадцатого века про ислам.
  • плёнки с изображением Мартина Лютера Кинга и Рэя Брэдбери.
  • дагерротипы из коллекции исторических изображений Филадельфии.
  • коробки со страницами из скрапбуков киностудии Любинвиль

Зимой я прилетала в Киев, в первую очередь погладить по спине родных, а во вторую читать лекции и семинары про современное архивное дело и оцифровки архивов. Институт археологии, архив имени Пшеничного, Американскую библиотекау и несколько других учреждений.

Весной, немного испугавшись самой себя, и упоровшись с чертежами университета Лиги Плюща формата А1 и А0 я приняла предложение вернуться в библиотеку, обустраивать новый диджитал центр. По ссылке об этом опыте. Наш департамент в библиотеке обзавелся крутейшим оборудованием (хотя мы и раньше не пасли задних)  и я его осваивала, проходила сертификацию.

Университет Пенсильвании приравнялся для меня  двум тысячям отточеных и перепровереных записей в базу данных, столько же оцифрованных чертежей. Из интересного пришлась по душе оцифровка акварелей, старомодных рендеров зданий, блюпринты, бесчисленные копии рапидографом на тонкой японской бумаге. Как у администратора базы данных с документами про имущество во владении и пользовании университета, у меня было ещё задание предоставлять людям после верификации запросов доступ к определенному набору записей и чертежей.

Например, человек ведет архитектурные изыскания или другие работы на територии кампуса. Ему нужны старинные чертежи прошлого века, чтобы разобраться, какой кирпич использовали зодчие в южной стене конкретного здания. Тут-то я, метаданные и оцифрованные материалы и пригождаются.

Если доступ нужен разово, я могу поделиться файлами через специальный протокол доступа.

А если к файлам нужно возвращаться раз за разом, я исполняю незавидную роль контрольно-пропускного пункта и как бы открываю для человека шлагбаум к нужному пути. Моё задание было делать так, чтобы человек мог пройти только по одной дороге, не сворачивая на соседние, где хранится информация о д р у г и х зданиях кампуса – это нюанс работы с информацией ограниченого доступа.

Я очень многому научилась и поддерживаю добрые отношения с университетскими коллегами. Примерно раз в месяц мы встречаемся, чтобы выпить бокал и поболтать, но сегодня в библиотеке мне вернее, чаще улыбаюсь. 

Тружусь с чувством и заканчиваю год опираясь на правило Хемингуэя: 

“Я всегда работал до тех пор, пока мне не удавалось чего-то добиться, и всегда останавливал работу, уже зная, что должно произойти дальше. Это давало мне разгон на завтра.”

Я знаю, какую строчку хочу написать в новом году.

А получится или нет, будут ли под рукой письменные принадлежности, увидим. 

Добрых праздников.