Чему я училась в сентябре

Представьте, что вы изучаете редкую книгу 17-го века из архивной коллекции, не выбираясь из уютного кресла своего дома. Представьте, что вы разбираете почерк в рукописной записке любимого поэта или рассматриваете словно под увеличительным стеклом мельчайшие детали на хрупкой фотографии.

Благодаря оцифровке – описанное выше легко повторить. Я помню то чувство, когда годы назад впервые залезла в оцифрованные архивы Нью-йоркской публичной библиотеки – мне казалось, что внутренняя “почемучка” наконец-то утолит своё любопытство и жажду знаний, ведь можно читать чужие дневники, разглядывать детали краски на картинах без оглядки.

Будь то средневековая рукопись или дневник, оттиск литографии или ранний даггеротип, альбом “дружбы” или столетняя карта Севера – оцифровка архивных материалов  приоткрывает доступ к информации, выявляет   детали, которые иначе легко пропустить.

Онлайн коллекции библиотек и музеев  дарят доступ к иначе скрытому от глаз искусству или исследовательскому материалу.

Ухаживать, оцифровывать и выкладывать материалы в онлайн коллекции – мой каждодневный труд. Мне нравится то, чем я занимаюсь потому, что я чувствую себя на своём месте, вовлечённой во что-то больше меня, нужное людям, и ещё моё дело измеримое. Я понимаю, что делаю и зачем.

Когда на тебя полагаются другие, хочется как можно взвешеннее подойти к работе. В центре оцифровки общая цель – попытаться создать такое изображение, которое вкупе с метаданными предоставит как можно более полную информацию об артефакте. Конечно, рассматривать оригинал не одно и то же, что  – его изображение. Нет касания, нет запаха, нет личных впечатлений. Но техника съёмки и, если повезёт, оборудувание, позволяют получить снимки которые превосходят по числу деталей опыт личного просмотра. Уж  это наверняка.

Поэтому оцифровка по своей природе требует времени (некоторые проекты по оцифровке могут длиться годами) и коллективных усилий. Публикации коллекций в интернете предшествуют различные этапы: отбор материалов, оценка их состояния, каталогизация, создание метаданных, сама оцифровка, проверка качества и архивирование. Требования к точности цветопередачи очень жесткие, а материал с которым работаешь в лаборатории может быть бесценным.

Планировать проект по оцифровке архивных коллекций – как балансировать по воздуху опираясь на тонкую верёвку. Все участники – канатоходцы.

Если каждый шаг согласуется с другим, оцифровка редкостей осуществляется плавно и эффективно. Если какой-то элемент процесса внедрен безрассудно, вся ваша работа  может стать неэффективной и расточительной и вы сорвётесь. В лучшем случае на коллег (не надо так).

 

Но вернёмся к технике.

Весь конец августа и сентябрь я осваивала новое и, по правде говоря, большое – сто мегапиксельную камеру Phase One и её программное обеспечение.  Новая система разрешает смелее подходить к оцифровке тех объектов, которые прежде вызывали затруднение в силу своей природы или размера. Время экспозиции существенно сократилось и общее время оцифровки зависит от того как “быстро” можно обращаться с материалом и насколько отлажены предыдущие шаги.

Неизменно одно, чтобы изучать архивные коллекции, в большинстве случаев вам потребуется Wi-Fi, такой же крепкий как эспрессо.

Новое вызывает волнение и изменение, и азарт, так что я  накопила много вопросов к октябрському круглому столу в Нью-Йорке, организованному Digital Transitions и с нетерпением жду выступлений и дискуссии. Среди спикеров обещают штатных сотрудников  National Geographic и J. Paul Getty Museum.